Особенности жизни на воде

Пилот, инструктор и бизнесмен Александр Климчук со своими друзьями – знаменитым певцом Дмитрием Нестеровым и известным светский фотографом, директором Гоши Куценко, главным редактором журнала «Жизнь с ДЦП» и руководителем благотворительного фонда «Шаг вместе» в одном лице Милой Соловьёвой – встречал меня на борту своего хаусбота – дома на воде. В разговоре я узнала о прелестях жизни на воде, о техническом устройстве дома и других весьма занятных моментах.



Надежда Вавржина: Мила, вы некоторое время живете в этом доме, расскажите, почему вы выбрали это место для жизни, что вас сюда привело и насколько был долог путь.

Мила Соловьева: На самом деле это был несчастный случай. Как ни странно, не было бы счастья, да несчастье помогло. У меня летом случилась проблема с квартирой – прорвало трубу, причем в таком месте, которое было недоступно для быстрого ремонта. Воду перекрыли, там стало невозможно проживать, и пришлось съехать. Я стала искать, где можно пожить какое-то время. Друзья сказали: «Приходи к нам, пока у нас есть возможность. Здесь двести квадратных метров, можешь взять половину и, собственно говоря, жить». Мне тут понравилась.

Надежда: Что именно понравилось?

Мила: Нет соседей, которые живут сверху или снизу.

Дмитрий Нестеров: Главное – сбоку. Живя за городом, понимаешь, что заборы обрезают пространство. А здесь это пространство доступно для глаз, и, соответственно, у тебя постоянно хорошее настроение. Всё это на психологических тренингах рассказывают. Всегда рекомендуют куда-то выезжать на природу, чтобы у тебя было стабильно хорошее настроение. А поскольку Мила вынуждена вести очень тяжёлый образ жизни, так как она является директором крупного благотворительного фонда, директором нескольких артистов и главным редактором журнала, то жизнь в таком доме, несомненно, идёт ей на пользу.

Мила: Журнала «Жизнь с ДЦП». Он выходит четыре раза в год, но всё равно это работа круглосуточная, круглогодичная, и поэтому нагрузка, конечно, очень большая.

Дмитрий: Да, работа тяжелая. На съемках клипа фольклорного коллектива «Бурановские бабушки» с Дмитрием Нестеровым (улыбается) Мила даже вынуждена была приехать и сделать фото лично. Сначала у них было интервью с бурановскими бабушками, а потом нужны были фотографии. Продюсер «бабушек» сказал, что пришлёт какие-нибудь фото, но Мила решила приехать лично и сделать авторские.

Мила: Вид из окна, конечно, влияет на настроение и самочувствие в целом. И даже если солнца нет, то всё равно как-то благотворяще.


Надежда: Как изменилась ваша жизнь после переезда в дом на воде?

Мила: Мне кажется, в моей жизни стало больше релакса. Комфортно, когда ты приходишь домой и не надо искать место для парковки возле подъезда. Здесь заехал на территорию – и припарковался.

Надежда: Есть что-то в этом доме, что хотелось бы изменить, улучшить?

Мила: Я ничего не хочу изменять, мне всё нравится. Что удивительно, дом сделан именно в том стиле, который нравится мне. Я зашла сюда и поняла, что обои, диваны, мебель – все это мое…

Александр Климчук: Соври немножко. Скажи, что диваны с собой принесла. Чтобы убедительно было. (Улыбается.)

Мила: Нет, не буду. Все уже было здесь. (Смеется.) И сделано именно так, как нравится мне. Как будто я пришла к себе домой, и ничего не хотелось ни менять, ни добавлять. Я бы сказала, идеально. Бывает такое, что сходятся вкусы.

Александр: То есть она пришла к себе домой, и нам пришлось смириться. Это звучало не как вопрос.

Мила: Пришла и сказала: всё, я остаюсь.

Надежда: Это постоянное место дислокации дома?

Мила: Сейчас – да.

Александр: Ближайшие две недели – да.

Надежда: А потом?

Дмитрий: А потом детям придется объяснять, почему дом переехал. (Смеется.) Идут дети из школы, ты звонишь и говоришь…

Мила: Левее, две остановки на метро. (Смеется.)

Дмитрий: Самое главное, что это не шутка. Иногда приезжаешь сюда, тебе звонят и объясняют, куда надо идти, чтобы ты попал домой.

Надежда: И вот это такой неудобный момент – каждый раз приходится объяснять…

Александр: Дети географию изучают. (Улыбается.)

Надежда: С другой стороны, да, ориентирование на местности. (Смеется.)

Мила: Сейчас технологии позволяют, геолокацию скинул ребёнку – и через полчаса он дома. Проблем нет.

Александр: Ты пошутил, он приехал, а дома нет.

Надежда: Опять же, вы говорите, что можно свободно перемещаться на нём, уйти. А как найти место, куда пришвартоваться?


Александр: Капитан всё знает.

Мила: Дима уже сказал, что есть специальный обученный человек. За пять тысяч рублей пришвартует куда хотите.

Дмитрий: И всё объяснит. Главное, что тебе об этом думать не нужно. Но если ты хочешь подумать, то можно Александра пригласить, и он будет делать то же самое, только бесплатно. (Улыбается.) А если серьезно, сюда можно приглашать друзей, забирая их из реальной жизни на несколько часов, на несколько дней. Недавно Мила раз – и исчезла куда-то. Ее все потеряли, а она просто каталась в доме.

Надежда: Как далеко можно на нём уйти?

Александр: Объем топливного бака рассчитан на 1200 км.

Надежда: А вы пробовали уже так далеко ходить?

Александр: На 1200 – нет, а где-то километров на 100 – да.

Дмитрий: А неудачи были в швартовании?

Александр: Неудача однажды случилась, но мы поправили обшивку, как будто ничего не было.

Надежда: Сложно маневрировать домом?

Александр: Ты привык маневрировать со скоростью 200–250 км/ч, а тут маневрируешь на скорости 10–50 км/час, и пока ты маневрируешь, можешь уснуть. Маневрируешь до характерного звука, пока бокалы в серванте не зазвенят.

Надежда: Здесь нет системы зеркал? (Смеется.)

Александр: Нет, здесь везде видеокамеры, всем с айпада управляешь, но иногда зазеваешься и, бывает, встречаешь берег. Но ничего, с каждым разом у нас получается всё лучше и лучше.

Вообще он очень маневренный. Эта штука разворачивается на месте. У меня видео где-то было. На полном ходу в узком канале капитан разворачивает хаусбот на месте и прибавляет скорость. У катамарана маневренность выше, чем у любого судна.

Надежда: Сколько нужно времени, чтобы научиться управлять домом?

Александр: Я думаю, где-то часа два понадобится потратить. До этого – пятнадцать тысяч рублей и две недели обучения, и получаешь корочку.

Надежда: Как осуществляются переговоры с другими судами в процессе движения?

Александр: Все примитивно. В авиации все значительно сложнее. Все работают на одной частоте. Ты идешь, докладываешь в эфир: прохожу под таким-то мостом. Шлюзы подходят – переключаешься на их частоты, шлюзы отходят – отключаешься.

Надежда: Насколько ограничено движение по Москве-реке?

Александр: Практически не ограничено, то есть двигаешься как танк на автомобиле: захотел и пошел. То есть стоишь там, где можно стоять; там, где нельзя стоять, не стоишь.

Надежда: В случае чего водная полиция не погонится с сиренами?

Александр: Можете не поверить, но на водохранилище максимальная скорость 10 км/час, на берегах даже видеокамеры теперь стоят. В теории тебя даже, наверное, фотографируют. То есть если мы пойдем на нашей максимальной скорости 16 км/ч, то нас, наверное, оштрафуют за превышение. А так со скоростью баржи ходим.

Надежда: То есть пройти мимо Кремля абсолютно реально?

Дмитрий: Уже ходили, есть даже фотографии.

Надежда: Полагаю, что швартовка там запрещена…

Александр: В центре запрещена, а начиная с Карамышевской набережной, где «Алые паруса» и дальше, уже можно. В центре, где Южный порт, даже яхт-клубы есть. «Красный Октябрь» там тоже есть. Субмарина может парковаться. Еще яхт-клуб есть возле храма Христа Спасителя.

Надежда: Получается, что нужно арендовать место в яхт-клубе для швартовки?

Александр: Сейчас – да, нужно.

Надежда: Кода вы ходите по реке, там бывают пробки?

Александр: Иногда бывает пробка на шлюзах в выходные, приходится ждать.

Надежда: Долго? Сколько времени?

Александр: Час. Может, два.

Надежда: Гостей приглашаете?..

Мила: Да, гостей много бывает. Недавно делали со «Стрелками» интервью здесь.

Дмитрий: С золотым составом группы «Стрелки».

Мила: «Бурановские бабушки» были здесь тоже, делали с ними интервью. Актер и певец Антон Юрьев приезжал, ведущий в «Сам себе режиссер» Алексей Лысенков. Ну и в принципе всё время какие-то люди, гости приходят. Сашины друзья и наши. Гостей мы любим.

Надежда: Саша, расскажите, как появилась идея создать такой дом на воде – хаусбот.

Александр: Вообще началось всё со Средиземного моря, очень хотелось иметь там дом. Потом посмотрели – дорого. Собственно говоря, ты станешь риелторским агентством, будешь на эту недвижимость работать. Поэтому решили сделать хаусбот на Средиземке, но сначала потренироваться и сделать дом на реке. И вот с небольшим участием датчан придумали проект. Дизайн выполнили дизайнеры копенгагенской школы. Мы решили сделать этот дом в России, хотя датчане настаивали на сборке у себя. Хаусбот специально адаптирован под Россию, под зимние условия в том числе. И вот получился такой «следственный эксперимент», и если говорят «первый блин комом», то не в этом случае. Теперь его тестируем – живем здесь. Ещё и с друзьями. Благо планировка дома позволяет поделить его на части.

Надежда: Когда завершили проект и сколько времени вы к нему шли?

Александр: Весь проект шел год – от момента разработки и до создания. А живем мы здесь уже месяца три, наверное. Вот сейчас хотим показать, что зимой здесь жить можно.

Надежда: Какие технологии применены? Из чего состоит дно пандуса?

Александр: По сути, плавучая часть – это стальной катамаран, состоящий из двух поплавков, соединенных между собой платформой из пятимиллиметровой судовой стали. Там расположены все коммуникации, их сорок километров разных. Надстройка сделана по технологии «пассивный дом». Есть такое европейское понятие – дом с минимальными теплопотерями, построен из 12-слойных сэндвич-панелей. Теплопроводность – как будто 3,5 метра кирпичной кладки. Как следствие, на его отопление требуется минимум электричества. Он электричества потребляет чуть больше, чем электрический чайник.

Надежда: Как это возможно?

Александр: Если дом не теряет ни тепло, ни холод (допустим, летом), значит, на его отопление или поддержание его прохладного микроклимата уходит минимум электроэнергии. Плюс мы тепло добываем из воды, причем круглый год. Холод добываем из воды в летнее время. Воду добываем из воды. Очищенную воду отдаем обратно воде. Электричество – у нас солнечные батареи, хотя у береговой сети мы тоже можем брать. Компьютер сам выбирает, где дешевле, где лучше: горячую воду мы берём от солнца, но если солнца не хватает – например, в зимнее время, –  то от электричества.


Надежда: Насколько вообще он автономен? Я так понимаю, что здесь применено много технологий, которые позволяют какое-то время, возможно, вообще обходиться без внешнего мира?

Александр: Нам внешний мир этот уже надоел. (Улыбается.) То есть, по сути, это ковчег.

Надежда: Действительно ли хватает этих солнечных батарей?

Александр: Здесь пять систем отопления: солнечные коллекторы нагревают воду, которая идет на отопление, на горячее водоснабжение, тепловой насос, который берет тепло из воды круглый год, резервные котлы – электрический и дизельный – и система приточно-натяжной вентиляции. Компьютер определяет, какая из них оптимальна в данный момент. Мы решили установили все системы, протестировать, что наиболее эффективно.

На сегодняшний день самая низкая температура на улице была минус семь. В доме было +26–28. И пока пользовались только системой водяного теплого пола.


Надежда: До какой степени очищается вода в доме?

Александр: До питьевой. Она лучше и вкуснее получается. Вот мы сейчас с вами пили воду из Москвы-реки. Она очищена сначала до уровня технической воды, а потом обратный осмос так называемый – очистка на молекулярном уровне, когда мембраны пропускают только молекулы воды. Получается дистиллированная вода, а потом она минерализуется. Она вкуснее и чище всех бутылочных в разы.

Надежда: Как решен вопрос сточных вод?

Александр: На большинстве яхт и кораблей стоковые воды сливаются за борт. Мы взяли на себя повышенные социальные обязательства. Мы очищаем воду на 96% и только затем возвращаем ее туда, откуда взяли. То есть за борт мы сливаем воду чище, чем мы ее берем.

Надежда: Сколько стоит дом и какова стоимость его обслуживания?

Александр: Владельцы лодок, морских яхт тратят 10–20% от стоимости изделий в год на содержание, техническое обслуживание, стоянку, экипажи и т.д.

Дмитрий: Самое главное – это то, что в нашей полосе большую часть года зима, соответственно, ты вынужден консервировать лодку на этот период, оплачивая этот процесс.

Александр: Если обратить внимание, сейчас лодок, в принципе, на воде не осталось. Все они подняты из воды.

Дмитрий: Поднятие из воды стоит дорого.

Александр: 500–800 тысяч за зиму владельцы лодок оставляют, чтобы ее на берегу не похоронили. Обслуживание этого дома составляет 1–1,5% в год от стоимости изделия. Если бы мы за электричество платили деньги, то себестоимость нашего проживания составила 2000–3000 рублей в месяц. Но сейчас оно включено в стоимость стоянки, за которую мы платим 15 тысяч рублей в месяц. У меня коммунальные платежи за трехкомнатную квартиру в Отрадном составляют около 16 тысяч рублей.

Надежда: Сколько стоит дом?

Александр: Если дома попроще, чуть поменьше, где-то 100 квадратных метров, стоят порядка 15 млн рублей, подобный этому дом – 40–80 млн рублей.

Надежда: От чего зависит цена?

Александр: От площади дома, от устанавливаемой инженерной системы. Этот дом стоит 84 млн рублей. Здесь очень много всего; наверное, столько и не нужно.

Можно сделать дом на воде с меньшей площадью – 100 кв. м, с обычными квартирными инженерными коммуникациями, с обычной канализацией, с обычным электроснабжением, без солнечной батареи, с обычным водоснабжением. Такой хаусбот обойдется вам в 15 млн рублей. Четыре в одном: дом, квартира, дача и лодка. К примеру, лодка аналогичной длины – например, 20 метров – стоит 2,5–3,5 млн евро. Наши стоят от 500 тыс. евро до 1 млн евро с небольшим. Если дом побольше брать, то в 35–40 миллионов рублей можно уложиться, с хорошей отделкой, но без супернавороченной инженерной системы.

Надежда: Дизайн дома и интерьера может быть любым?

Александр: У нас есть три типовых дизайна, можно выбрать свою планировку, отделку и инженерную систему; соответственно, и цена будет завесить от выбранных материалов и систем. В теории можно заказать и свой дизайн, просто эта работа будет дороже.

Надежда: Сложно ли обслуживать дом?

Александр: Нет. Инженер периодически для этого приходит, следит за техническим состоянием дома, и если есть необходимость, что-то сам регулирует или привлекает субподрядчиков.

Надежда: То есть покупая дом, ты должен ещё купить человека, который будет его обслуживать?

Александр: Нет, так только у нас, в России. Например, покупая автомобиль, на всякий случай для гарантии покупаешь пакет акций предприятия, которое его предлагает. (Смеется.) Это не тот случай. Это жилье кажется не самым дешевым, но во главу угла была положена некая экономическая целесообразность. Все-таки это немножко европейский подход – чтобы это обслуживание было недорогим, все в угоду экономике. Здесь почти все системы подключены к интернету. По большому счету следить за их работой, исправлять какие-то ошибки можно дистанционно, поэтому сюда ездить, в принципе, не нужно. И во-первых, дом на гарантии, поэтому специалист периодически сюда приезжает, а во-вторых, за небольшие деньги – 20 тысяч рублей в год – становишься на обслуживание.

Дмитрий: У нас в доме два года назад прорвало трубу в стене. Из потолка пошел дождь, и испортилась люстра, которую мы подбирали всей семьей, она стоила… я даже не буду говорить сколько. Пока нашли, в какой стене прорвало трубу, ремонт пришлось делать в нескольких комнатах. Что делать, если это произойдет здесь, на воде? Я понимаю – воде есть куда стекать… (Смеется.) Как это ремонтировать? Кого вызывать?

Александр: Во-первых, здесь это исключено. Везде стоят датчики протечек и «умный дом»: если что-то начнет капать, то вода автоматически перекроется. В случае чего всем приходят эсэмэс-сообщения. Даже если это произошло – допустим, протечка в трюме, – то автоматически система проинформирует вас и начнет откачивать воду.

Надежда: Какой срок жизни вашего хаусбота?

Александр: Я думаю, лет 70.

Надежда: Нужно ли его поднимать из воды и чистить дно или борта?

Александр: Раз в пять лет. Для инспекции очистить от водорослей, от ракушек. Раз в пять лет по регламенту положено.

Надежда: Как собственность оформляется, как звучит ее название?

Александр: По законодательству это маломерное судно. Если у тебя моторная лодка длиной до 20 метров – это маломерное судно, на него выдается судовой билет, который подтверждает регистрацию и право собственности.


Надежда: То есть прописаться здесь нельзя?

Александр: Прописаться здесь нельзя, хотя мой друг, он адвокат, с 2012 года живет в доме на воде. Он говорит, что хочет создать прецедент – попробовать прописаться. Потому что в теории прописаться здесь можно, но прецедента нет.

Надежда: Ест ли качка?

Александр: Качки нет, мы специально осадили катамаран, который лежит в основе этого дома, на 1,3 м. Обычно осадка всего полметра, ты можешь подойти к любому берегу, то есть тебе не нужна моторная лодка, чтобы сойти. Но ты больше будешь подвержен волнениям. Пройдет мимо лодка – будет качать. Я качку не люблю, например. Большинство людей ее тоже не очень уважают. Поэтому мы решили, что не будем на берег выбрасываться, нам важнее отсутствие качки. Всегда есть выбор.

Надежда: Сложно управлять плавучим домом? Сколько времени нужно на швартовку?

Александр: Нет. Минут 5–10 подготовки, проверки.

Надежда: Один человек может это сделать?

Александр: Может. Мы обычно это вдвоем делаем. Один отвязывается, второй за штурвалом. Но в принципе здесь все происходит на таких скоростях, что это может сделать один и еще поспать в промежутках.

Надежда: Какие здесь установлены двигатели?

Александр: Здесь два двигателя по 400 лошадиных сил. На самом деле достаточно двух по 100 л.с. Но мы поставили такие на всякий случай. Правда, есть преимущества. У нас что на одном двигателе, что на двух – скорость одинаковая. И ходим мы на холостых оборотах. Полный газ еще ни разу не давали.

Надежда: Какое налогообложение?

Александр: Дом регистрируется как лодка. Налог платится с лошадиных сил мотора, как за автомобиль. Никаких налогов на имущество, ничего нет. Все думают, что нужны какие-то разрешения для него. Например, что надо брать разрешение на шлюзы. Но по рации докладываешь – и тебя шлюзуют бесплатно. Ходишь по воде бесплатно. Нигде особо не платишь. Единственное, если ты встал в субмарине – там частная территория, как платная парковка.

Надежда: Предполагается дальнейшее развитие вашей изначальной идеи построить плавучий дом на море?

Александр: Уже сейчас проведено много научной работы и разработок. Это будет уже другого класса хаусбот, рассчитанный на большее волнение, чем в реке, но и цена, соответственно, будет выше. 


Сайт: http://life-instyle.com/domaznamenitostey/12889-osobennosti-zhizn-na-vode-ili-chto-takoe-khausbot.ht...